Кто первым послал в нокдаун Эвандера Холифилда? Почему это важно знать перед боем Головкин — Мартиросян | Мир спорта
Главная » Статьи » Кто первым послал в нокдаун Эвандера Холифилда? Почему это важно знать перед боем Головкин — Мартиросян

Кто первым послал в нокдаун Эвандера Холифилда? Почему это важно знать перед боем Головкин — Мартиросян

В субботу в калифорнийском городе Карсоне Геннадий Головкин из Казахстана будет защищать свои титулы WBA, WBC и IBF в категории до 72,6 кг против американского боксера армянского происхождения Ванеса Мартиросяна.

Напомню, что последний появился вместо провалившего допинг-тест на кленбутерол сверхпопулярного рыжего мексиканца Саула Альвареса, который сейчас выступает в высоком стиле героини Светланы Светличной из «Бриллиантовой руки», когда та кричит: «Невиноватая я! Он (в данном случае не Семен Семеныч Горбунков, а кленбутерол. – «Матч ТВ») сам пришел!»

Альварес из последних сил доказывает, что ничего не принимал. И считает, что доказал. Более того, так считает его почти родной отец, президент WBC Маурицио Сулейман. При этом приводит бесподобное обоснование своей точки зрения. Сводится оно к тому, что если у Альвареса в организме сейчас кленбутерола не обнаружили, значит, его там не было никогда. Ну, то есть, может быть, и был, но он съел его вместе с мясом мексиканского бычка. Не спрашивайте меня, где тут логика. Я не знаю. Мексиканских бычков действительно иногда подкармливают кленбутеролом, о чем давным-давно известно, и ни одна профессиональная команда (а команда у Альвареса суперпрофессиональная) никогда бы такого «бытового сифилиса» не допустила.

Кажется, еще ни один обкурившийся школяр не пытался рассказывать, что дурь в его чистый организм надуло с конопляных полей, Альварес же хочет сказать что-то именно в этом роде. Как я уже как-то писал по этому поводу, случайно только неопытные девочки беременеют, а с опытными мальчиками подобное происходит исключительно нарочно. Так что оставим Альвареса Сулейману, а Сулеймана Альваресу для проведения ими совместного фестиваля Большой Мексиканской Чистоты и Невинности и перейдем к бою, который нас ожидает.

Да, силы Головкина и Мартиросяна совершенно не равны, но есть шанс, что, когда бой закончится, мы не пожалеем, что встали среди ночи ради того, чтобы его посмотреть в прямом эфире. Дело в том, что они встретятся на противоходе, и в этом содержится небольшая, но все-таки опасность для Головкина и если не надежда, то надежда на надежду Мартиросяна.

Головкин настраивался на две вещи: на то, что он возьмет реванш у Альвареса и судей за ничью в их первом бою, состоявшимся в сентябре прошлого года, и на то, что заработает денег на несколько оставшихся жизней. Ни тому, ни другому сбыться в данный момент не суждено, и будь ты хоть трижды дисциплинированным бойцом и советским пионером, всем ребятам примером, сохранить стопроцентную сосредоточенность на предстоящем поединке в таких условиях становится трудно.

Для иллюстрации вопрос на засыпку: кто первым послал в нокдаун Эвандера Холифилда?

Майк Тайсон? Нет, Тайсон не посылал его в нокдаун. Леннокс Льюис? Тоже нет. Риддик Боу? Было дело, но Боу был не первым, а только вторым.

А первым был Берт Купер. И теперь второй вопрос: вы помните, кто это такой?

Если нет, то я опять напомню. 8 ноября 1991 года (нет, не до н.э., но все равно давно) Эвандер Холифилд должен был встретиться с Майком Тайсоном. Незадолго до этого мучимый предчувствием, что боя не будет, Эвандер как-то сказал: «Там, где Тайсон, всегда что-то происходит», — и оказался пророком в своем отечестве. Тайсон получил травму ребра. Бой отменили, потом Тайсона закрыли за то, что некая девушка по имени Дезирэ Вашингтон, поднявшаяся к нему в номер в два часа ночи, сочла себя им там изнасилованной. В результате Тайсон вышел в первый раз против Холифилда только в 1996-м. Нет, это не тот бой, в котором он откусил ему ухо. Тот произошел еще через полгода.

Однако тогда это были дела далекие, а пока Холифилду, все еще с целыми ушами и даже не обритому наголо, предстояло провести «подменный бой» со срочно найденным соперником.

Поначалу, вроде бы согласился итальянец ФранческоДамиани, но потом он подумал-подумал – и получил травму лодыжки. Может, и правда получил, однако все решили, что хоть повторение и мать учения, но не всякое учение хочется повторять. Дело в том, что в последнем на тот момент бою Дамиани ему сломал нос и отправил его в нокаут другой американец – РэйМерсер. Было вполне очевидно, что нечто подобное сделает с ним и грубый, неженственный Холифилд, а зачем итальянцу такое счастье?

И вот тогда-то в качестве замены появился Берт Купер. Причем бой пришлось даже перенести с 8-го на 23 ноября.

Я помню, как Холифилд шел к рингу. Это было живое воплощение даже не Разочарования, а прямо-таки Облома. А Купер, наоборот, вышел очень живенько. Терять ему было категорически нечего, а, пусть иллюзорный, шанс выйти в дамки – был. Правда, началось все для него печально. Холифилд провел идеальную комбинацию: джеб – правый в голову (уже не помню: прямой или кросс), а потом левый по печени, который Купер не только не увидел, но и представить-то себе не мог, как Чапаев — не реальный герой Гражданской войны, а герой анекдотов — не мог представить себе квадратный трехчлен.

Купер упал, но встал и продолжил довольно бедово. А в третьем раунде наступил его момент славы. Купер провел правый в челюсть, Холифилда повело, и Купер бросился его добивать. В какой-то момент только канаты спасли Холифилда от падения, и рефери счел это нокдауном. И правильно счел.

Однако это был лишь эпизод, Холифилд быстро взял бразды правления в свои руки и в седьмом раунде закончил бой, но этот эпизод все-таки был. Многие говорили: «И этот малый (Холифилд) хотел победить Тайсона?!» Хотел. И, думаю, победил бы уже тогда. А вот с никаким Бертом Купером произошел такой конфуз.

Вот что-то подобное при плохом раскладе может теперь произойти и в бою Головкин-Мартиросян. Геннадий устал и разочарован. Мартиросян мотивирован и хорошо настроен на поединок. С бойцовскими качествами у него вообще полный порядок. Да и умеет он кое-что.

Нет, никаких чудес я в этом бою не ожидаю. Головкин, конечно, победит, и я не представляю себе, что перед этим ему придется вставать с пола. Также крайне маловероятным мне кажется то, что Мартиросяну доведется услышать финальный гонг. Нет, думаю, все закончится раньше. Насколько раньше? Трудно сказать. Если Головкин ошеломит соперника своей ударной мощью, то все может завершиться очень быстро, но если Мартиросян заведет себя должным образом, то способен дотянуть до второй половины и перед неизбежным печальным концом успеет пережить несколько радостных моментов. Многие от жизни не получают и этого.

Фото: Simon Bruty / Staff / Getty Images Sport / Gettyimages.ru, Holly Stein / Staff / Getty Images Sport / Gettyimages.ru, globallookpress.com